Главная » Vostochnaya-pensiya
25.09.2017

Восточная пенсия

Ну вот, мой маленький дружок пенсионного или предпенсионного возраста. Прислала мне подруга “Восточную пенсию”. Стоп! Ошибка по Фрейду: “Восточную ПЕСНЮ” Ободзинского.
Боже мой, в ногах слабость, в остальных местах – сами знаете что.
Помню, как натурально я хохотала и непринужденно рассказывала неважночто неважнокому, лишь бы не рыдать. Потому что знала, что тот, в которого была влюблена вся школа, меня на танец не пригласит.
Я знала, что в песне пять куплетов, знала, что между ними еще проигрыши, и все это продлевает минуты невозможного счастья, когда ты стараешься не дышать в его ухо, а только вдыхать в себя опьяняющий аромат чего-то сильно пахнущего – производства стран народной демократии и купленного с боем в местной галантерее.
Вот погасили свет (наконец-то!) и раздались вступительные аккорды “Восточной”.
Я уже не пыталась натурально хохотать. Я дала слабину: замолчала и закрыла глаза, чтобы слезы не размазали мамину тушь, утыренную из дома для такого случая.
Впереди пять куплетов пытки плюс проигрыши, которые будут эту мою пытку продлевать. А он будет танцевать с Люськой Флиор, (да-да, это не ошибка, эта та самая, из “Грамерси-парка”) – тоненькой, с длинной челкой над длинными бровями, которые почти срастались на ее фарфоровой переносице.
Я очнулась, когда меня ткнула в бок моя соседка, а на мою руку легла большая ладонь, которая брала одновременно полторы октавы. В нашей школе у одного человека была такая ладонь. Он сам писал музыку, стихи и на переменках пел, аккомпанируя себе на гитаре (с собой таскал) или в актовом зале на рояле.
Я встала, вступление еще не закончилось, впереди у меня были пять куплетов счастья плюс проигрыши: “Восточная песня”.
Потом о нашем романе знала вся школа, включая учителей. На переменках мы убегали целоваться во двор, где буйствовала старая сирень. И до сих пор от ее аромата мне становится дурно. Память запахов – она самая сильная…
Да, о чем это я.
Включила я эту позднюю уже запись, присланную любимой-прелюбимой подругой.
В зале сидели мои ровесники. Они подпевали со слезами на глазах. Тетьки были полненькими, а дядьки были к тому же еще и лысыми. Про остальное вы сами все знаете.
Но слезы на глазах были, я вам клянусь! И хор голосов – тоже. Наверное, у них когда-то тоже был свой полутемный зал, дрожащая рука на плече и предвкушение счастья – целых пять куплетов плюс проигрыши.
Граждане пенсионеры, посмотрите, пожалуйста, на зал. Там сидим мы………