Главная » Umer-dmitrij-hvorostovskij
22.11.2017

Умер Дмитрий Хворостовский

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский. Оперному певцу было всего 55 лет. Хворостовский умер в Лондоне от рака мозга. Смерть Дмитрия Хворостовского – оперного певца и народного артиста России – большая утрата не только для его семьи и окружения, но и для оперного мира.
В последние дни рядом с артистом в лондонском хосписе были самые близкие люди, среди которых российская поэтесса Лилия Виноградова. Мы позвонили близкой подруге Дмитрия Хворостовского в Лондон.

– Я его знала много лет. Мы и работали вместе и очень близко дружили. Огромная утрата для страны, для планеты и для меня лично, потому что я потеряла очень близкого человека, – говорит Лилия Игоревна. – С воскресенья я в Лондоне, была рядом, сутками… Ну вот, его больше нет. Но он остался навсегда. Это огромный огромный огромный артист. Это национальная гордость, достоянии России. Все должны им гордиться. Это достояние планеты. Его очень любят везде. Где бы он ни работал, ни появлялся, это всегда обожание, всегда почитание, потому что этот человек был рожден для сцены, для искусства.

– Он говорил: «Кто-то ходит на мои концерты ради престижа. Тогда мне нужно перевернуть все, чтобы душу у них вырвать!». И он это делал. Зрители рыдали, аплодировали стоя, его многократно вызывали на бис. Ради этого он всегда много работал, своего высочайшего уровня исполнения достигал постоянными репетициями. Он ведь не переставал работать?
– Никогда! Ни на секунду! Он до последней минуты распевался, занимался… В этом была основа его жизни.

– Удивительно, но артист такого уровня не имел этого пресловутого пафоса…
– Чем меньше звезда, тем больше пафоса. Он был очень скромным. Ему не надо было ничего доказывать – его невероятный дар был очевиден.

– В начале июня 2017-го Дмитрий Александрович дал концерт на своей родине в Красноярске. Он чувствовал, что это было прощанием?
– Для него было очень важным приехать в Красноярск. У него неразрывная связь с родным городом. Для него было очень важным спеть в Красноярске. Хотя врачи отговаривали его лететь, он прибыл туда в тяжелом состоянии. И, Слава Богу! И правильно сделал. Для него было очень важно.

– Много лет назад он выразил надежду, что после реконструкции Большого театра он споет на его сцене. Этого так и не случилось…
– Нет. Большой театр не счел нужным. Такое было к нему отношение со стороны театра…

– Где сейчас его родители?
– Родители сейчас в Лондоне. Я с ними полечу в Москву сегодня или завтра. Сейчас думаем, как билеты брать, как их увозить. Тяжело очень. Самое страшное — это горе родителей. Они вчера прилетели, они успели проститься с сыном. Это большое счастье.

– Могут ли российские поклонники надеяться на возможность проститься с Дмитрием Хворостовским в России?
– Обязательно будет прощание. Пока еще неизвестно о том, где и когда. Он только сегодня ночью ушел. Неизвестно, когда его тело прибудет в Москву.

– В каком состоянии его супруга Флоранс?
– Она держится. Мы были все вместе, с его младшими детьми, родителями, его друг дирижер Константин Орбелян прилетел… Мы были все вместе.

– В последние дни Дмитрий Александрович был в сознании?
– Он абсолютно все слышал. Но не мог говорить. Но он слышал и все понимал. Он глазами отвечал, он головой кивал «да» или «нет». Он видел нас всех. Он конечно же находился под воздействием обезболивающих, но он был в себе.

– Когда стало ясно, что все безнадежно?
– Тяжелый вопрос. Конечно, любя человека, веришь до последнего. Наверное, для меня, когда Фло позвонила в субботу и сказала: «Прилетай». И я полетела. В субботу стало понятна неизбежность… Но он очень большой борец. Необычайной силы человек!

Почему в последние годы все чаще слышишь об опухолях головного мозга? Фриске, Золотухин, Задорнов, теперь Хворостовский… Стало ли таких заболеваний больше?
С этим вопросом мы обратились к профессионалу, онкологу, проработавшему в этой области не один десяток лет.
Георгий Менткевич, замдиректора по научной и лечебной части Института детской онкологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина, д.м.н., профессор:
– Если и стало заболеваний центральной нервной системы (опухолей мозга) больше, то не катастрофически. Точной статистики по этому поводу сегодня нет, она — плавающая. Во всяком случае, у взрослых эта опухоль растет, на мой взгляд, не больше, чем раньше.
Просто раньше хуже выявлялся рак, меньше о нем говорили и писали, хотя смертность была тоже ужасающей. Если судить по опухолям мозга у детей, то на первом месте у них — лейкозы (40%), на втором — злокачественные опухоли центральной нервной системы (23% — почти каждый четвертый). Дети в этом случае лучше поддаются лечению, выздоравливают 75% заболевших. Со взрослыми сложнее. Но и в том, и в другом случаях лечение таких больных достаточно сложное, мультидисциплинарное. При подозрении на опухоль мозга надо очень быстро применить самое точное на сегодняшний день исследование — сделать МРТ. И если все подтвердится, быстро направить пациента в хирургическое отделение, быстро и качественно выполнить операцию. И после этого — лучевая или лучевая и химиотерапия. Мы в таких случаях даем высокодозную «химию», причем не один раз и с использованием аутологичных стволовых клеток.

— Дмитрию Хворостовскому после обнаружения рака в Лондоне, наверное, все это делали. Почему ему не помогла «химия»?
— Во-первых, очень важно раннее выявление опухоли мозга. Во-вторых, все зависит от вида опухоли, ее размера, локализации и т.д. Причем есть локализации опухоли, когда невозможно давать высокую дозу облучения. А главная проблема в том, что болезнь очень поздно себя проявляет, когда опухоль уже очень сильно давит на мозг, она большая, что и затрудняет и хирургическую, и терапевтическую помощь. Уверен, в Англии есть хорошие специалисты в этой области, есть современное оборудование, современные специалисты, но опухоли центральной нервной системы, особенно более злокачественные, увы, сегодня практически неизлечимы.

— На ваш взгляд, распространенность сегодня различных гаджетов, мобильных телефонов, компьютеров может влиять на возникновение опухолей мозга? И если да, то как спасаться?
— Спасаться не знаю как. Прогресс не остановить. Вы же не хотите ездить на телеге и не пользоваться современными средствами связи? И я не хочу. Сегодня люди по-другому питаются, по-другому общаются, по-другому живут, другая экология. Эволюция! Единственное могу сказать, если человек по 20 часов сидит у компьютера, ложится спать с мобильным телефоном под подушкой — это однозначно не на пользу здоровью. Он облучается.

mk.ru