Главная » Na-obizhennyh-vodu-vozyat
17.11.2014

“На обиженных воду возят…”

Какая-то недобрая поговорка.. . Смущает она меня! Может быть, потому, что сама я человек незлопамятный до экстрима. Больше 5 минут обиды не помню. вернее, помню, но почему-то лениво думать об этом всю оставшуюся жизнь. Обидевших меня прощаю, просто забывая об их сушествовании. И все!
Долго рылась в словарях по поводу происхождения идиомы. Составители прослеживают изменение фразы и смысла со временем: прежде говорили ” на сердитых”, а если к истокам слова обратиться, то получается – “на усердных”. Так-то логичнее будет…
А, вот, пользуются этим выражением сейчас, да и придумали ее нынешний вариант, наверное, люди, которых чужие обиды не заставят сострадать и сочувствовать, чья совесть не отзовется угрызениями, чтоб лишний раз подложить ей, спящей, мягонькую подушечку для почивания на лаврах.. . Манипуляторы, одним словом, под себя поговорку переиначили.. Но обижаться, действительно, не стоит.. . Очень часто причины для обид – в нас самих.. Если сумеем сами себя и свои эмоции понять, наверное, не придется ведра воды на себе таскать.
Ну, а теперь, к истокам!
Несколько вариантов, вполне имеющих право на существование.
Пётр I издал указ, кои он очень любил издавать: на тех, кто публично выражал свою злость или сердитость, вешали коромысло с наполненными водой вёдрами и заставляли бегать вокруг водоема. Ведры качались, вода лилась на “сердитого”, и он мигом успокаивался. Еще бы! Я бы тоже успокоилась!
А вот еще вариант: Строптивые, злые лошади именно чаще всего попадали разбитыми клячами в водовозки . После этого для них оставалась только живодёрня.
Если учесть, что поговорка сформировалась от “на сердитых воду возят, а на добрых сами катаются”, объяснение с “лошадьми” кажется правдоподобным..
А вот еще варианты…
До середины XIX века в Петербурге не было централизованного водопровода. Вода для нужд населения доставлялась в бочках крестьянскими мужиками – водовозами. Почти все городские водовозы (около 1000 человек) были родом из Тверской губернии. Воду возили в телегах на лошадях. А если водовоз пеший, то на санях или двухколесных повозках.
По цвету бочки можно было определить чистоту воды и то, где она была набрана. В белых бочках возили воду из Невы, в желтых и зеленых – из Фонтанки и каналов. Вода в Неве была в то время чистой и ее использовали для питья. Вода же из каналов шла на хозяйственные нужды. Воду набирали самостоятельно или покупали. Наполняли емкости в деревянных или кирпичных будках при помощи ручных помп.
10 октября 1858 года Александр II подписал устав «Акционерного общества Санкт-Петербургских водопроводов» . С этого момента началось строительство городского водопровода, а водовозы со временем оказались не у дел и остались в истории. Обиженными остались, одним словом.
Или так:
Происхождение поговорки – «На обиженных воду возят» связано с петербургскими водовозами. Цена привозной воды в XIX веке составляла около 7 копеек серебром в год. Однако, встречались жадные торговцы, которые завышали цену с целью нажиться. За это незаконное деяние у торговца отнимали лошадь и заставляли возить бочки в тележке на себе.
Сердитый с горшками не ездит и Гневливый с горшками не ездит .Смысл пословицы вполне прозрачен: сердитый (или гневливый) человек отличается порывистостью движений, и, безусловно, привезти горшки, не перебив их, ему не удастся.
В «Толковом словаре» В. И. Даля находим пословицу На сердитых воду возят на упрямой лошади. Добавление про упрямую лошадь усиливает акцент на безуспешность доставки воды с помощью такого транспортного средства. Обычно возить воду в хозяйствах выпадало покладистым, неноровистым, выносливым лошадям, старившимся на тяжелой работе. Нередко водовозная кляча умирала прямо в оглоблях.
Вывод.
Потому и возят воду на обиженных, что тем самым помогают обиженному высвечивать и демонстрировать миру: во-о-о-т, оно как плохо-то все; помогают тому, чтобы обида не ушла в песок, потому что она внутри свила гнездо, опутала мозг, застит свет, иссушает душу. И ей, ну, очень нужна ещё и эта “вода”, этот внешний воз… чтобы тащить его во имя этого внутреннего Монстра – вечной обиды на несправедливость мира по отношению к себе – водовозной кляче, помирающей под тяжестью своих обид, то бишь, ведер с водой, не расплескать которые по пути к светлому завтра, очень трудно. Практически невозможно. Так и забрызгивают своей желчью и недовольством всех, кто попадается на пути.
А лучше бы сбросить эти ведра с себя, и налегке подойти к чистой реке. Сесть на берегу и ждать, философски глядя на то, как быстро уносит река все волнения. Ждать и наслаждаться тишиной и спокойствием уносящей все обиды проточной воды, как говаривал старик Конфуций. Жалко, что не в России жил…
Фрося Брокгауз