Главная » Na-litso-uzhasnaya-dobraya-vnutri
3.06.2014

На лицо ужасная, «добрая» внутри

Вот такие нынче сказки у Disney для семейной аудитории. Все чернее и чернее…
Юная волшебница Малефисента (Джоли) нашла помощь у темных сил для защиты своего уединенного мира, всего лесного народа и отмщения за предательство близкого человека. Одной из вынужденных мер стало наложение заклятия на принцессу королевства — новорожденную Аврору. Девочка растет, и вот уже юная венценосная особа (Фаннинг) гуляет по полям, смутно ощущая тревогу и какую-то беду впереди. В общем, «Спящая красавица» с подвыподвертом.
Что тут скажешь… Кино вышло исключительно живописное: все $200 млн бюджета видны на экране до цента. Тем более, что режиссером выступил (и это его дебют на данном поприще) большой спец по части «сделать красиво» — художник-постановщик Роберт Стромберг, дважды лауреат «Оскара» за декорации к «Аватару» и «Алисе в Стране чудес». Но есть и проблема: режиссер неопытен, а сценарий картины существенно уступает ее визуальному совершенству.
Увы, главным драматургом на проекте выступила ударившаяся с годами в ярый феминизм Линда Вулвертон (а ведь в молодости она написала чудесный сценарий «Красавицы и Чудовища»). А это значит, что зрителя будут потчевать привычными штампами. Так, мужчины в «Maleficent» — либо злодеи-шовинисты, либо кроткие исполнители женской воли. Юмора мало — и большая его часть представлена дико бесящей клоунадой трех «добрых» феечек, представляющих собой очевидную пародию на женщин «старой» формации: глупых безответственных клуш, которые лишь исполняют мужские приказы — и делают это плохо.
Сказке о спящей красавице несколько сотен лет. За это время как ее только не пересказывали и как только не экранизировали. Однако в массе своей именно юная принцесса Аврора была главным действующим лицом. Disney решил обратиться к одной из трактовок истории и снабдил всеми этими «полномочиями» основного антагониста «Спящей» — коварную и жуткую колдунью Малефисенту. От доброй девочки, двигающей сюжет, к женщине-вамп. Сказки если и не закончились, то идеологическая направленность их значительно видоизменилась. Современный Disney — это героиня Джоли в рогатом шлеме и черном наряде, выходящая из лесной чащи в клубах дыма под музыку «оскароносного» Джеймса Ньютона Ховарда.
Сложно было себе представить, что бенефис Анджелины Джоли как актрисы случится, когда та наденет шлем с рогами и согласится сыграть в «диснеевской» сказке. Показывая свои татуировки и снимаясь в первые годы исключительно с огнестрельным оружием в руках, актриса будто готовилась к подобной роли. Джоли давно не была в кадре (четыре года), а здесь она явно в лучшей форме — одна против всего мира и с победной ухмылкой на лице.
Классические сказки под действием одержимого блокбастерами Голливуда трансформировались в истории мести обиженных женщин. Сначала эффектный выход Шарлиз Терон в образе Королевы в «Белоснежке и охотнике», сейчас — Джоли с похожим стилем. Но если в «Белоснежке» Кристен Стюарт все-таки была основной героиней, то сознательно пойти на «Maleficent» взрослым людям необходимо только с одной целью — увидеть Джоли во всем ее великолепии: с глазами, выражающими злую ярость, с нарисованными скулами, делающими ее лицо будто вытесанным из камня, с алыми губами и с рогами, наконец.  Вполне логично звучит заявление создателей о том, что, если бы актриса отказалась от роли, проекта вообще бы не было.

Малефисента на деле вовсе не злая, она женщина невероятной силы, верящая в справедливость. Людская жестокость — вот причина ее озлобления. У сказочных персонажей нет психоаналитиков, помоги себе сам, как говорится. И Малефисента помогает как умеет, учиняя колдовство в волшебном мире, воссозданном Робертом Стромбергом, в постановочных способностях которого уже давно нет ни у кого сомнений. Живого места в «Maleficent» нет: ни дать ни взять — пир компьютерной графики. Во всем этом великолепии сама история, поставленная с ног на голову, несколько теряется. А у Малефисенты по существу нет ни одного столь же сильного или хотя бы эффектного противника — вот и тянет ее образ все «одеяло» на себя. Бенефис, одним словом. В актерской мощи Джоли сомневаться не приходится. Сомневаться можно лишь в подаче самой истории. Да в плоскости второстепенных персонажей. Да в слабомощности самого сюжета. Да еще в отсутствии мотивов как таковых. Клубок катится — сказка рассказывается.
Одним из важных условий хорошей сказки является возможность отождествления себя с кем-то из ее героев (ролевые модели, все дела). Принц не идеален и занят своими делами, отец принцессы вообще дурак, Авророй вряд ли захочет быть какая-либо девочка, Малефисента — женщина с тяжелой судьбой, которая и коня на скаку, ежели приспичит, остановит, — в новом фильме все слишком неоднозначно для классической сказки. Словом, зло и добро слегка переформатировались. И даже как-то не по себе делается, когда ощущаешь, что готичная и жуткая Малефисента ждет от зрителей сочувствия и понимания.
Disney преподносит семейную сказку с точки зрения злой ведьмы — посыл и смысл этого понятен. Вопроса, собственно, два: что делать тем, кто на дух не переваривает актрису Джоли, и тем семьям, где детям меньше 12 лет (таких, на самом деле, как бы не мало)? Сказкам, кстати, создатели настоятельно просят не верить. Перед грозным видом Малефисенты так и хочется смущенно промямлить: «Больше не будем!» Если, конечно, не заснем от вялости сюжета. Так, может, во сне, оно не так страшно будет?
«Maleficent» — настоящая услада для глаз, но не для ума. Это и в самом деле Спящая красавица: ликом жуть как хороша, только признаки жизни едва подает. Получается прямо по анекдоту:
– Ты кто?
– Спящая красавица!
– А чего такая страшная???
– Я только проснулась!!!
А.Мэри Каннская