Главная » M-singing-rain
22.12.2014

I’m singing in the rain!

Странный день… Странная погода. Вернее, не странная, а просто плохая. Дождик этот бесит. И зонтик забыла дома. Облезлая, как мокрая курица, приплелась на электричку, а она опоздала. А дождик все нудно шел. БЕСИТ! Когда, наконец, подали поезд к станции (эк я красиво сказанула), влезла в него, отряхивая перышки, и задремала. Рядом какой-то полит-корректно выражаясь, афро-американец, втирал что-то на весь вагон по телефону своей сожительнице, то и дело, повторяя ласково мурча: You are my bitch, you know…. Приснилось что-то несусветное. Какие-то бабы трясли мосластыми негритянскими попами под рэп, и мужской голос повторял в такт: You r my bitch, u know, babе!
В районе Хайланд Парка сама себя разбудила. Хорош гадости во сне смотреть. Мужественно играла в слова еще три остановки, ловя на себе странные взгляды этого общительного афро-американца. И вышла опять под дождь. Остановка Lake Bluff. Дальше белые люди не едут. Не потому, что боятся, а просто не живут они дальше. Там, в той стороне, куда уедет эта электричка. Граница…. Странно смотреть в окна уносящегося вдаль поезда, там нет ни одного белого лица. Все сошли на Лейк Блаффе.
Мокрость курицы усилилась. В темноте стояли люди, под зонтиками, ждали, пока уйдет поезд, чтобы перейти на нужную сторону и разбежаться по машинам. Дождь все лил. Моя красивая прическа становилась похожей на кляксу, и по лицу стекала вода. Обычный декабрьский дождь, холодный и мерзкий…
Щелкнул зонтик рядом и надо мной вдруг стало сухо. Дернулась, по старой советской привычке озираться, если что-то неожиданное происходит, особенно за спиной. За мной стоит джентльмен и держит надо мной зонтик, белозубо сверкая в темноте 64 зубами (это от белизны их количество удвоилось, вероятно). В левой руке какие-то красиво упакованные подарки, громадная сумка- в зубах. В правой руке – зонтик, который он держит надо мной.
– Вы не волнуйтесь! Я в непромокаемом плаще!
– А я и не волнуюсь, – залепила я, недолго думавши.
– А я вижу! Вам так лучше?
– Да! Спасибо!!!
– Вы все же не волнуйтесь. Я, действительно, не промокну, а вам мерзнуть нельзя. Вас же дома ждут улыбающуюся…
Щелчок еще одного зонта сзади.
– А я тоже в непромокаемом плаще.- раздался баритон откуда-то из темноты, накрыв огромным зонтом моего уже промокшего рыцаря.
Еще один щелчок раскрываемого зонта…
– Я тоже! – уже женский голос.
– И я, – прокашлял тенор из темноты.
– И я!
– И я…………….
Зонтики открывались по всей платформе. Щелкали замочки. Этот характерный звук открываемого зонта распространялся эхом по платформе. Поезд почему-то не отъезжал, люди ждали и… открывали друг над другом зонты, оберегая незнакомцев и жертвуя собой. Не сильно, конечно, жертвуя: не кислотный же дождик шел сегодня в Чикаго.
Через пятнадцать минут долгого ожидания, электричка отъехала от платформы, на которой стояла толпа народа, держа зонтики друг над другом.
И где-то вдалеке… в самой конце этой зонтиковой цепочки раздался прерывающийся тонкий женский голос, который запел: «I’m singing in the rain…»
Не буду врать. Петь хором никто не стал, слившись в едином порыве. Мы просто стояли и ждали, а голосок, слабый такой, пел слабо, но очень мило… Эха не было. Но было очень здорово. Этот странный день прошел не зря.
Джентльмен проводил меня до машины, подождал, подержав зонт, пока я открою ее и заберусь вовнутрь, а потом сложил зонтик и положил мне на колени:
– Это, чтобы вы не забывали, что в Чикаго очень часто идет дождь… Merry Christmas! И ушел в темноту стоянки…

Светлана Гимельман
22 декабря 2014 года. Lake Bluff, Illinois