Главная » Gorbachyov-o-kryme
22.03.2014

Горбачёв о Крыме

Говорят, некоторые психоаналитики советуют вернуться на место, где была нанесена травма, и пережив ее повторно, уже в воспоминаниях, избавиться от травмы раз и навсегда. У Михаила Сергеевича Горбачева, последнего президента СССР, очень трепетные воспоминания об августовском Крыме: Форос, дача, корабли на рейде, путч… Видимо, именно этим желанием избавиться от неприятных воспоминаний и ночных кошмаров с участием путчистов и Ельцина, Михаил Горбачев горячо поприветствовал возвращение Крыма в российские объятья. Об этом он рассказал в своем интервью:

– Михаил Сергеевич, вы следили за событиями в Крыму?
– Честно говоря, вчера очень долго сидел и слушал новости оттуда. И я думаю, что свершилось то, что должно было свершиться. Нужно было пойти навстречу людям в Крыму, которые хотели такого решения своего вопроса. Ведь в данном случае никто никого не загонял на выборы. Люди сделали свой искренний выбор.

– То есть вы полагаете, что Крым должен был вернуться к России еще раньше?
– Отсоединения Крыма вообще не должно было быть. Но, увы, оно случилось.

– Когда Крым отходил к Украине, вы сильно переживали?
– Если вы говорите о том времени, когда Украине его передал Хрущев, то в общем-то не очень. Мне тогда было всего лет тринадцать. А в 1991 году я вообще был решительным противником распада союзного государства. И накопившиеся проблемы прав наций я предлагал решать одним способом: раздачей этим нациям прав и полномочий. Я считал, что все вопросы союзного государства, кроме войны и мира, должны решаться на местах. Но правда, там была публика, которая очень хотела стать царьками на своих территориях, с ними ничего поделать было нельзя. Господь бог много удивительного вложил в человека, но зачем-то допустил в нем еще такие недостатки и корыстолюбие. Но сейчас в Крыму все произошло по просьбе и желанию людей. Хорошо, что пошли таким путем, путем референдума, и показали, что люди действительно хотят вернуться в Россию, показали, что людей там никто никуда не загоняет. Народу Крыма надо ответственно и умело распорядиться добытым счастьем. Я считаю, что это событие счастливое и его надо так воспринимать. Возвращение суверенитета Крыма – это основа. И, пользуясь своим суверенитетом, Крым высказался за желание быть с Россией. А значит, это счастье. Это свобода выбора, без которой не должно быть ничего.

– Это, конечно, правда. Но с точки зрения процедуры в Крыму есть все-таки два уязвимых момента. Во-первых, сам референдум был назначен в очень короткие сроки…
– Не надо так думать. Референдум в Крыму, по сути, шел все последние годы.

– В каком-то смысле так. Но при этом еще Крым был заполнен солдатами в униформе без обозначения принадлежности. Это даже при всей готовности крымчан голосовать за воссоединение с Россией смущает.
– Да ну, чепуха. Это все придумано! Я лично и все сторонники объединения говорили, что возвращение Крыма может быть только добровольным, свободным и демократическим! И ни в коем случае не допускать крови. Мы уже видели, к чему это приводит. И к этому могут подтолкнуть много хищников вокруг России. Для них Украина и Крым не важны. Им принципиальнее не допустить реализации планов, которые вынашивала Россия последние годы. Самая большая ошибка – если вдруг этим противникам объединения России с Крымом удастся столкнуть Россию с Украиной. Но ведь воевать русским с украинцами – это абсурд.

– А как вы относитесь к последним шагам Путина относительно Крыма? Завтра он экстренно выступит с посланием и, как предполагается, объявит о включении Крыма в состав России.
– Вы знаете, в первые годы Путина он мне очень нравился, на Западе я везде его поддерживал, меня за это поносили. Но постепенно Владимир влез в дела вождизма. Не сказать, что совсем из ряда вон, но нелады. Народ опять выталкивается из политики, ему не доверяют простые вещи. Опять вокруг погонялы и скотоводы. По поводу его действий в Крыму мне, возможно, не все известно. Я болен, постоянно езжу по больницам, поэтому все отследить не могу. Но насколько понимаю, он считает, что Украина должна быть свободна и Крым должен быть свободен. Свободен и решить свою судьбу с помощью референдума. Это мнение Путина я приветствую.

– А если при поддержке России аналогичные референдумы прошли бы в Луганской, Донецкой областях, в Донбассе?
– Южная Украина по составу населения – это, по сути, тот же Крым, по истории. Населена русскими, освоена русскими. Но они должны сами решать, как им жить, и не надо их никуда загонять. Пускай люди сами решают и обсуждают. У них перед глазами теперь есть пример”.

 Южная Украина. Да чего уж там чиниться – попросту Малороссия, и бог с ними, с границами, гарантированными в обмен на третий по величине ядерный арсенал. И, раз пошла такая пьянка, пусть Чечня, Калиниград, Татарстан, Дагестан и прочие другие области тоже подумают, пообсуждают… У них же перед глазами есть пример.