Главная » Dusha-gorit-v-gazovoj-kamere
28.01.2015

Душа горит в газовой камере!

И снова о грустном…
Сидела вчера в 70-летие освобождения Освенцима и размышляла. Вернее, рылась в сети и… размышляла. Доразмышлялась и дочиталась до того, что волосы на голове зашевелились и слезы лились ручьями. Такое ощущение, что Холокост – это наживка, на которую ловят бездельников и лентяев, чтобы продвигать в жизнь идеи неонацизма, шовинизма и просто политические интересы той или иной группировки, или партии. Как-будто и не было горевших в крематориях детей, не было Бабьего Яра, не было ничего, что может человечеству напомнить о том, что надо жить по-человечески, а не как звери.
Вокруг такого события кипели страсти, которые никому по сути не нужны. Все нормальные люди прекрасно знают, кем был освобожден Освенцим, какой армией. Все нормальные люди понимают, что о том, что творилось в концлагерях, не соврешь.
Все нормальные люди понимают… Только сколько же их осталось – нормальных-то? Единицы что ли?
Приятель из Израиля поставил на Фейсбуке пост с Youtube о социологическом опросе, проведенном в Москве в канун Дня памяти жертв Холокоста: Антисемитизм и холокост


Самое страшное – не сам опрос. Комментарии тех, кто смотрел этот ролик, повергает в состояние ступора.
Тут необходимо сделать «лирическое отступление». Я жила в Москве всю свою жизнь и с антисемитизмом не сталкивалась. Совсем! Так случилось, что все друзья моих родителей были евреями, в глубинке я не бывала, и понятия не имела о том, что антисемитизм вообще существует. Для меня были вокруг – просто хорошие люди, друзья мамы и папы, и я никогда не задавалась вопросом, какой они национальности. Столкнулась я с антисемитизмом в 15 лет – в девятом классе. К нам пришел учиться Женя Зисман. Мы подружились. Первая любовь? Не знаю. Не могу сказать. Слишком скоротечным был роман. Да и мы были интеллигентными детьми без грязи. Мы ходили кататься на коньках, делали уроки вместе, он нес мой портфель до школы. В общем, высокие отношения… Я не замечала, что к Жене отношение особенное. Честное слово, не замечала. Пока не грянула беда. Произошла трагедия. Футбольный матч Спартак- ЦСКА в Лужниках закончился 70 убитыми, только потому, что фанаты перли на перила над проходами между трибун, перила не выдержали. Люди падали вниз, как гроздья, по ним неслись другие болельщики. Женю затоптали. Только чудом, меня там с ним не было. Мне надо было на частные уроки, да и футболом я не болела… Короче, я отказалась от приглашения сходить на футбол. И осталась жива. Женя – нет. Хоронила его вся школа. Его мама подошла ко мне на кладбище, взяла за руку, и так и не отпускала до ночи, даже на поминках так и держала. И что-то говорила о том, как он выглядел в гробу, и о том, что я только одна во всей школе над ним не издевалась, и о том, что вот теперь она – мама, потеряла своего единственного сына, которому я была настоящим другом… Я плохо помню, что она говорила. Потому что я плакала и мне было страшно.
А назавтра в школе все оказалось намного страшнее. Со мной перестали разговаривать все мои одноклассники, объявили бойкот. За что, я так до сих пор и не поняла, только помню, что в девчачьем туалете мне предъявляли какие-то претензии. Одной из них было то, что я посмела вот с Женей Зисманом дружить. И теперь меня защищать некому. И чтоб я сидела тихо и не выпендривалась. Я, конечно, выпендривалась. Я пошла к завучу. Посетовала на то, что происходит: «Мы же все вчера его хоронили, В чем проблема-то?» На что в ответ получила: «Ты совсем не понимаешь или прикидываешься? Мало того, что ты вечно уроки литературы срываешь своими едкими замечаниями, так еще и с евреем связалась!!!»
Я ничего не поняла из сказанного завучем. Потом уже , после бойкота длинной в год, я начала что-то понимать. А когда на журфак поступила, так поняла еще больше.
– Тебя кто встречает после лекций? Очередной еврей?
– Да вроде, я не присматривалась к размеру носа
– Ого! Как обычно, на иномарке. Нам-то хоть одного завалящего еврея оставь! Зачем тебе столько?
-Девчонки! Вы о чем?

И я снова не все понимала….

– Меня выгнали с журфака
– За что? Ты же учишься лучше всех!!!
– Как за то? За пятый пункт! Удивительно, как я долго продержался. Аж до третьего курса дожил…

И я снова не все понимала…

– Светлана! Вы должны написать заявление об увольнении из газеты «Правда» по собственному..
– Почему?
– Ну, как же! Ваша открытая связь с питерским евреем переходит всякие границы…
– Так у нас любовь. И я не замужем!
– Найдите себе более подходящую кандидатуру, это я как друг говорю. Иначе, придется уйти!

И тут я поняла. Все и навсегда! Так поняла, что когда мы приехали с полугодовалым ребенком из Питера в Москву на собеседование в американское посольство на предмет выезда, и когда польская мадам, которая брала интервью, первым делом меня спросила: «Ну, что, нарыла себе женишка, чтоб свалить в Америку, нужной национальности?», я не удивилась. И даже не спорила. А зачем? Главное, свалить оттуда подальше с любимым мужем и с любимым ребенком от еврея. А там уж, хоть горшком назовите! А муж демонстрировал руки, искалеченные армией навечно только за то. что он еврей. Да еще из Питера…Нам дали статус беженцев. А в самолете я летела и рыдала все 11 часов до Нью-Йорка. Потому что все еще верила в то, что было у нас дома, с мамой и папой. Когда не было национальностей… Летела в США и все еще верила.
Лирическое отступление окончено! Аплодисменты попрошу! Бурные и продолжительные.

А теперь скажу, к чему это я так углубилась в свое – девичье. Да просто, я не подозревала, что антисемитизм в России был всегда. И вот, находясь в США более 17 лет, столкнулась и приняла это, как нечто новорожденное! А оно, оказывается, было всегда. Я просто не замечала. Простите, все мои друзья американские, с которыми свела судьба здесь, за то, что не замечала! Вчера позвонила подруге, поделилась мыслями насчет современного антисемитизма, мол, смотри, что творится, как же так – 10 лет назад – повальная мода на еврейство среди звезд русской эстрады, аж Бабкина в еврейки записалась, а теперь – такая ненависть, что мурашки по коже! А подруга мне: «Глупая ты! Так всегда и было! Я вот приехала в 92-м. Из маленького еврейского городка на Украине. Незадолго до того, как уехали, у нас на соседней улице семью еврейскую с пятью детьми сожгли в доме. Заперли, досками забили и сожгли. А ты говоришь, Освенцим… А ты говоришь, антисемитизма не было. Ты, наверное, с Луны упала»
Да. Я с Луны упала. Я не ведала. Мне стыдно. Читать лживую прессу – это одно, а слушать людей, переживших это – совсем другое! Знать людей, у которых в Освенциме погибла вся родня – это совсем другое.
Каждый уважающей себя еврей, знает о громких процессах «Ирвинг против Липштадт», «Мермельштейн против Института пересмотра истории». А если вы не еврей, то вы все равно обязаны об этом знать и помнить. Чтобы ваша нация не стала следующей в этой библейской эпопее ненависти к одному народу. (Кстати, сын божий тоже евреем был по Библии, это ничего?)
Каждый уважающий себя еврей знает, чем закончились эти процессы. Абсолютным и полным признанием того, что Холокост был. Ревизионистам и иже с ними – в сад. Обсуждать то, как это дров хватало на сжигание стольких тысяч людей в Освенциме, и что, чтобы сжечь всех, надо было вниз – в печь, складывать наиболее жирных, потому что жир лучше горит, я не желаю. Ибо это страшно. Настолько страшно, что дыхание перехватывает. Мы же не обсуждаем тут физику и процесс горения человеческих тел!
Они горят. Они горят даже не в печи. Они самовозгораются от неприятия и ненависти окружающих.
Надо помнить Холокост и не подвергать сомнению, и не глумиться, обсуждая количество печей, необходимых для сжигания энного количества евреев. Нельзя играть в политику на костях сожженных и перемолотых людей, независимо от их национальности. Это преступно.
Если мы забудем, каждый из нас, независимо от национальности, может оказаться следующим в очереди в газовую камеру. Вот, почему надо помнить….
Светлана Гимельман