Главная » Chto-takoe-panoptikum
31.08.2014

Что такое паноптикум?

Невероятный паноптикум! Чудеса и всевозможные уроды! Бородатая женщина и женщина без головы!

Слово паноптикум буквально расшифровывается с греческого как «пространство, в котором видно все». Сейчас оно чаще всего употребляется в переносном значении — так говорят, когда описывают сборище уродов или как синоним кунсткамеры. Это значение происходит от распространенных в XIX веке коммерческих паноптикумов. Знаменитый пример — Britannia Music Hall в Глазго, который раньше назывался Britannia Panopticon. Его экспозиция славилась уродцами и восковыми фигурами, а в подвале умещался зверинец.
Другая традиция паноптикума связана с проектом идеальной тюрьмы, предложенным английским философом Иеремией Бентамом в конце XVIII века.
Брат известного философа и агента Форин Офис Джереми Бентама – Самуил – получил хорошее место. В 1780 году князь Потемкин пригласил его в Россию для исполнения разнообразных обязанностей – от кораблестроения до пивоварения. Англичанин, тут же получивший чин полковника, трудился также управляющим княжеских поместий в Белоруссии, в Кричеве. Пытливый ум просвещенного европейца сразу увидел недостатки русского человека: ленив и слишком свободен. В «доброй старой Англии» все было не так: бедняки (кого не повесили за бродяжничество) под строгим присмотром вкалывали в работных домах. Ох уж эти русские! Самуил так и написал брату: служу, дескать, самому ленивому представителю самого ленивого народа на свете. Это он про Потемкина так отозвался.
Но пытливый ум не давал покоя. Бездельники и лентяи должны быть видимы и понукаемы постоянно! Пафос этой мысли и породил проект невиданной архитектурной конструкции – круглого здания, в котором заключенные в полностью просматриваемых камерах не видели бы стражей и не знали, в какой момент за ними наблюдают. Слежка в такой тюрьме велась бы из центральной башни, чтобы у узников складывалось ощущение, что они находятся под контролем в каждый момент. Эта система позволила бы снизить до минимума персонал тюремного заведения, в идеале — до одного человека. Для философа эта была вакансия мечты — на роль надзирателя он до самой старости предлагал себя.
Обычно говорится, что Паноптикон – это изобретенная англосаксонским гением модель тюрьмы, которая была воспроизведена во многих европейских и американских исправительных домах… (Знаменитые «Кресты» в Петербурге, например). Но вообще-то Паноптикум это также и модель для больницы, школы, мастерской, сиротского приюта и.т.д… Иначе говоря, это модель общества, превращенного в тотальную темницу.
Впрочем, «просвещенная» тюрьма темницей быть перестает. Все камеры в ней ярко освещены и с помощью системы зеркал просматриваются из центральной башни. Тьма укрывает нерадение и заговор. Для тоталитарной власти нужна прозрачность!
А как все умно придумано! В каждой камере помещается только один индивид… И какое бы направление не принял взгляд наблюдателя, в конечной точке он обязательно встретит тело…
Бентам с удовлетворением отмечает, что в школах больше не будет «списывания», этого корня аморальности, в мастерских больше не будет коллективного безделья – пения песен, забастовок, в тюрьмах – сообщничества, а в лечебницах для душевнобольных – всех этих массовых волнений, подражания и т.д… И в итоге мы имеем дело с властью особого рода – с властью над всеми сразу, но направленной всегда на изолированных друг от друга индивидов.
Наблюдение должно осуществляться таким образом, чтобы те, кто ему подвергается, не знали, наблюдают за ними или нет… Власть обретает способность быть абсолютно анонимной… И это, кстати, Бентам называет «демократией», так как занимать место в центральной башне может кто угодно.
Здорово, правда?! Так и представляешь себе радостно горящий взгляд метафизика. Он возбужденно потирает руки и продолжает: Паноптикон позволяет контролировать людей независимо от их культуры: надзор останется действенен, даже если надзиратель и пациенты говорят на разных языках и верят в разных богов!
Сам Иеремия Бентам покинул Россию в конце 1787 года, но не оставил связанных с ней надежд. Много лет спустя он писал императору Александру о своем опыте в Кричеве: «Два года из тех лет моей жизни, что наиболее богаты наблюдениями, проведены в России».
А модель паноптикума была воплощена в кубинской тюрьме Пресидио Модело, которая ныне работает как музей. Проект Бентама там был осуществлен довольно точно: например, стража попадала в центральные башни четырех паноптикумов через подземные тоннели, которые в случае опасности бунта минировали. В этой тюрьме с 1953 по 1955 годы томились в неволе Фидель и Рауль Кастро.
Мишель Фуко усмотрел в паноптикуме нечто большее, чем архитектурный план. В его интерпретации паноптикум становится дисциплинарным принципом, выходящим далеко за рамки круглого по форме здания. Он обращает внимание на то, что паноптикум изначально был моделью для многих государственных учреждений, и видит в нем технику контроля над всеми формами деятельности.
Такая трактовка паноптикума дала возможность единомышленникам Фуко — антиглобалистам, критикам Google и социальных сетей — усматривать триумф замысла Бентама в «обществе наблюдения», установившемуся благодаря современным системам контроля. В первую очередь, это проявляется в камерах наружного наблюдения и системах сбора информации о пользователях. Типичные в этой среде заголовки: «Электронный паноптикум» или «Паноптикум 1.0».
514705-R3L8T8D-500-base_e529fe3a14

514655-R3L8T8D-500-base_d648ae4652
Как вам эта давняя идея тотальной прозрачности? Ничего не напоминает?
Теперь на место паноптического, неосязательного, охватывающего человека луча-взгляда приходит цифровая виртуальность. Незримый радиосигнал считывающего устройства упирается уже не в живое тело. Его отражает заменяющая личность пластиковая карта. И в то же мгновение компьютерный Большой Брат узнает о человеке всю подноготную. При этом «индивид» может проживать в дорогом особняке, отдыхать на Бали – все равно для нового Паноптикума он остается узником, которому присвоен цифровой номер. Пусть он не осознает себя рабом. Но в этом – самая страшная особенность его рабства.
Да, у большинства людей жизнь в создаваемом Паноптикуме большого раздражения не вызывает. Особенно если отдельные камеры в нем соответствуют нормам Жилищного кодекса и достаточно комфортны… И главное, чтобы на окнах решеток не было…
На каждую компьютерную мышь найдется своя кошка
После Иеремии Бентама общепринято – успех власти во многом зависит от того, насколько ей удается спрятать свои механизмы, остаться незаметной. Да, власть нуждается в тайне. Она использует зачастую доступные только ей классификации, перечни, списки, нормативы, регистры. Любой индивид в них становится просто номером, превращается в случай, объект знания, в точку приложения исполнительной системы.
Во времена Бентама накопление базы данных на заключенных Паноптикума было связано с большой рутинной работой. Попробуй, запиши за десятками, сотнями, тысячами людей все, что они делают изо дня в день! Теперь все иначе. Каждый из миллиардов телефонных звонков, действие с кредитной карточкой, послание по электронной почте, видеокамера в местах торговли и электронный ключ гостиничного номера собирают личные сведения. Едва раздался щелчок компьютерной мыши – глобальная кошка уже знает. Либо продолжает делать вид, что спит, либо выпускает коготки. Вся информация собирается в общедоступной форме в личном электронном кабинете в Интернете. Особая подлость новой машины под названием «Глобальный Паноптикум» состоит в том, что каждый гражданин собирает на себя «досье» сам: где был, за что платил, куда обращался, какие документы получил в ответ. Такое досье невозможно изготовить ни спецслужбам, ни частным сыщикам. Тысячи, миллионы, миллиарды маленьких фактов и фактиков о человеке! Да, большинство из них кажутся просто мусором под ногами нашей повседневности… Но наступит момент «икс», и мусорную корзину откроют… Паноптикум распахнет свои двери для всех, и там такое откроется, что бородатая женщина покажется детской страшилкой.
Фрося Брокгауз
(в статье использованы материалы статьи Юрия Воробьевского)