Главная » Chresla-davida-i-tsereteli
21.03.2014

Чресла Давида и Церетели

Давайте об изобразительном искусстве, что ли, поговорим для разнообразия! А то про политику уже невмоготу. Вот нарыла в архивах нашей же газеты. Как говорится, тема вечная… Во всяком случае для меня.
В городе Окуидзумо, Япония, местные жители собирают подписи в поддержку идеи, что копию статуи Давида знаменитого Микеланджело следует одеть в штаны. Аргумент – слишком большие гениталии, которые пугают местных детей.
Статую с характерными анатомическими особенностями принес в дар городу бизнесмен, который родился в Окуидзумо. Ее решили установить в местном парке, поблизости с площадкой, на которой играют дети.
“Людям не нравится, что дети видят мужские гениталии, да еще такие огромные. Тем более, для японской культуры такие откровенности нехарактерны”. – заявил журналистам активист движения одевания штанов на гениталии Давида. Кстати, насчет движения, я не шучу! Они там уже насобирали около 15 тысяч подписей за то, чтобы Давида одели в брюки… Ну, или хотя бы в шортики.
Пардон, дорогие японцы! Как это, для японской культуры такие откровенности не характерны? А как же быть с известным каждому ребенку в Японии фильмом “Империя чувств”, где героиня настолько любила и так тепло относилась к гениталиям своего возлюбленного, что отрезала вышеупомянутые органы после того, как нечаянно придушила любимого во время ролевых игр себе на память? Причем, поверьте, более натуралистических сьемок , как сцен секса, так и самого отрезания, я, пожалуй, не припомню со времен Пазолини. Полагаю, что единственной причиной неудовольствия японцев по поводу обнаженного микеланджеловского красавца, было только то, что гениталии – слишком большие! Японцы ревнуют и боятся, что их жены, насмотревшись на такие прелести, ринутся в Италию, позабыв напрочь своих самураев.
А к чему это все я веду, ни за что не догадаетесь! Мучить не буду… Я о Церетели…
Ну почему, японцы могут наехать на Давида, а на Церетели никто не может? Грузинский Микеланджело наших дней давно достоин сбора подписей в знак протеста жителей близлежащих к его творениям районов! Пора Петра Великого, что глазеет на Москву-реку, тоже приодеть, желательно, закрыть паранджой с ног до головы. И ведь никто этого не делает! Нет на Церетели смелых японских самураев!
Ведь творчество Церетели вызывает неоднозначные оценки критиков, в частности, специалисты обвиняют мастера в гигантомании и диспропорциональности и просто безвкусице.
Например, монумент “Дружба навеки” в честь двухсотлетия (1783-1983) присоединения Грузии к России. Сразу после установки монумент получил ироничное прозвище “Шашлык”
А Петра Первого Церетели соорудил не только для города Москвы. Наш плодовитый гений умудрился всучить еще одного Петра Петербургу в 2006 году. Сначала памятник был установлен в Манеже во время выставки Зураба Церетели. Художник, как обычно, в настойчивой форме, подарил Петербургу свою работу, заявив, что хотел бы видеть Петра только в нескольких местах в историческом центре города: на Троицкой площади, на Заячьем острове или на въезде на Биржевой мост и Петровскую набережную. Все названные художником места не одобрил общественный совет при губернаторе. Видимо, там работают японские самураи или камикадзе… Петра Первого осторожно и вежливо предложили разместить на Пулковских высотах, где-нибудь подальше, на въезде в город, например, или в устье Невы за 60 километров от города. В итоге, скульптор разобиделся и Петр совершенно непонятным образом оказался на Васильевском – прямо напротив отеля “Прибалтийская”.
11 сентября 2006 года в США был открыт монумент “Слеза скорби” — дар Церетели американскому народу в знак памяти жертв терактов 11 сентября. Изначально, автор собирался подарить его Нью-Йорку (щедрый человек – Зураб, все подарки дарит, сеятель такой). Но власти города видеть его у себя ни под каким соусом не пожелали. Тогда Церетели предпринял попытки установить памятник на другом берегу Гудзона — напротив места трагедии — в Джерси-сити. Но муниципалитет тоже отказался от дара, заявив, что большинство жителей не хотят видеть эту слезу. Более того, местная пресса начала давать грубые оценки анатомического характера работе российского художника. В итоге монумент был установлен в местечке в устье реки Гудзон, на заброшенном пирсе бывшей военной базы. А совсем отказаться от слезы, сильно напоминающей опять же гениталии, будь они не ладны, видимо, не получилось.
Вернемся в еще более глубокое прошлое, связанное с бесконечными подарками Церетели. В 1996 году в Московском зоопарке была установлена скульптурная композиция, названная руководством зоосада “Деревом Сказок”. Сам же художник изначально называл свое творение иначе – Древом жизни.
Высота композиции – 16 метров. Это же высота 4 слонов! Многие считают, что скульптура из-за хаотичного нагромождения сказочных персонажей мало похожа на древо как жизни, так и сказок. Некоторые посетители зоопарка вообще не понимают, почему на “Древе”, помимо сказочных героев, живут слоны, львы, крокодилы. Но Древо сказок стоит, пугая ребятишек своими мастодонтскими размерами…
Эх…. нет на Церетели пары активных японцев! Так жаль, что страна восходящего солнца не может посодействовать остальному цивилизованному миру с остановкой распространяющихся в геометрической прогрессии по городам и странам монументальных творений Мастера Церетели.
Если дальше так пойдет и великий зодчий не успокоится с целенаправленным рассеиванием своих творений по планете, что лет так через …цать появится в прессе такое вот сообщение:
“Закончилось сооружение на берегу Гибралтарского пролива 150-метровой скульптуре Магелана, который отныне будет возвышаться над проливом с факелом в одной руке, мечом – в другой и с завязанными глазами. Статуя появилась там по заказу внука Церетели”.
В завещании деда Зураба будет сказано, что в его архивах есть макет и эскиз статуи португальскому мореплавателю, и что она должна быть бесплатно передана Европейскому Союзу и возведена на деньги потомков великого зодчего. В случае отказа потомков следовать последней воле дедушки скульптора, все состояние, находящееся в сейфе швейцарского банка будет взорвано в такой-то день и в такой-то час – вместе с банком, разумеется. Чтоб открыть сейф с состоянием и уберечь Швейцарию от взрыва, надо всего-навсего построить Магелана, водрузить его на законное место, посмотреть, куда ляжет его причудливая тень и разглядеть в ней (в тени) комбинацию, открывающую сейф. Хитер был старик, ничего не скажешь… В общем ко времени, когда вскрыли завещание, макет с копией пугающего завещания болтался по кабинетам благотворительных отделов разнообразных инстанций уже добрых полвека (дедушка-скульптор послал копии своего завещания по всем организациям, доступным ему в начале 21 столетия). Благодарные потомки, испуганные возможностью лишиться состояния, сколоченного предприимчивым монументалистом, быстренько сварили из стали Магелана, сильно смахивавшего на помесь Фемиды со Статуей Свободы и подарили его Испании. Официальные лица водрузили его над проливом, разглядели что-то там такое секретное в его тени, открыли сейф, выудили завещанное золотишко, и отдали таки его потомкам Церетели, за вычетом нескольких миллионов Евро, пошедших на лечение психологических травм правительству Испании. Еще бы! Отныне все проходящие через Гибралтар суда вынуждены будут салютовать чреслам Магелана, не совсем понимая, причем тут он, и почему он так огромен, что трубы кораблей достают только до засиженных альбатросами, проржавелых причинных мест, а также с какого перепугу великий первооткрыватель стоит с закрытыми глазами, как Фемида, как будто должен вынести приговор. Что он мог открыть, ничего не видя, известно только самому мореплавателю, ну и Церетели, конечно…
Такой вот прогнозец на ближайшее будущее. Надо японцев звать на помощь!
Хороших выходных! А про политику я уж в другой раз. Искусство все-таки превыше всего.
Светлана Гимельман