Главная » Chajnaya-roza-2
20.09.2017

Чайная роза-2

Не так давно опубликовала я свой пост “Чайная роза”. Тем, кто читал, можно сразу переходить к его продолжению (Часть 2. Увядание). Те несчастные, кто еще не ознакомился с сим шедевром, могут и должны (господи, прости меня)) читать с самого-пресамого начала.

Итак: “Чайная роза-2”
Часть I. Цветение
Наш филологический факультет МГУ называли «институтом благородных девиц», и это было похоже на правду. Никогда больше я не видела такой плотности молодых и красивых девиц. И все, в придачу, – умницы! Хотя дур среди них было тоже немало. К нам приезжали знакомиться, дежурили у выхода (мой первый муж “образовался” именно так)), и лично я совершенно не страдала от того, что мальчиков среди наших студентов не было вовсе, за исключением нескольких экземпляров, с кем наши профессора связывали серьезные надежды на будущее отечественного языкознания и литературоведения.
В дальнейшем получилось так, что я работала в карьерной организации, где карьеру делали, естественно, кто? Мужчины. Поскольку женщине сделать карьеру в советской организации можно было либо через партком, либо через другое место.
Меня не устраивал ни первый, ни второй варианты, я пошла, что называется «по профсоюзной линии». Но я понимала, что никогда, никогда мне не догнать своих ровесников, имевших счастье носить в младенчестве голубые ползунки и позже уверенно осваивающих служебные высоты. Гендерная дискриминация – страшное дело.
Да, ну о чем это я. Время шло, савецкие «оковы пали», наступила пора корпоративного бизнеса, и я стала большим начальником. Без парткома и без другого места. И опять началась жизнь среди мужчин. Я к ней уже привыкла и знала, что не будешь показывать зубы, сожрут, затопчут и не вспомнят, как «хороши, как свежи были розы», и в их числе я – в душе такая томная, такая чайная…
Воевать с мужчинами на служебном поле – дело неблагодарное. Все худшее, чем располагало мое “эго”, мне пришлось за годы государственной службы и работы в корпоративном бизнесе держать в боевой готовности. Я редко вспоминала в то время о том, что я – как бы девочка. И что это огромная привилегия, подаренная мне природой.
Мне никогда не хотелось стать мальчиком. И отсутствие одной маленькой штучки, которая есть у мальчиков, тоже меня никогда не заставляло страдать. У нас, у девочек, и без нее все замечательно устроено. Мальчики не дадут соврать. Кроме того у нас есть священное право торчать перед зеркалом, плакать, чтобы добиться своего, сплетничать, делать глупости и любить розовый цвет.
Жизнь доказала мою правоту. Я давно уже не работаю. Больше всего я благодарна замечательному времени, что наступило после моего увольнения, за то, что оно мне позволило опять почувствовать, что я девочка, что я – дурочка и что мне не стыдно любить розовый цвет.
Часть II. Увядание
Говоря серьезно, страшнее гендерной дискриминации может быть только возрастная. Я прошла через то и другое. И сейчас я расскажу, «из какого сора» произрастают успешные карьеры с красивыми должностями.
Когда ваше продвижение по службе страдает оттого, что вы не мужчина, можно утешиться тем, что вы – женщина, cо свойственными многим женщинам обучаемостью, креативностью, добросовестностью и ориентированностью на результат.
Чем утешиться, когда тебе говорят не просто “Молчи, женщина!”, а “Молчи, старая женщина!”, науке пока неизвестно. Практически, как наличие жизни на Марсе.
Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе – наука не знает.
А дальше “Пять зведочек”, в том смысле что коньяк, и лезгинка по сцене с портфелем в зубах.
В самом начале девяностых, на заре становления международного корпоративного бизнеса в России, Москву наводнили иномарки с номерными знаками желтого цвета, а на работу стали принимать не по знакомству и не по блату, а по конкурсу.
Я прочитала в газете “The Moscow Times” о вакансии в крупной западной компании и решила рискнуть. Для начала требовалось пройти собеседование в рекрутинговом агентстве. Чтобы не томить вас, читатель, а скорее всего читательница, сообщаю, что собеседование я прошла успешно, конкурс выдержала и скоро вступила в хорошо оплачиваемую должность ведущего менеджера почтенной британской компании.
Все было волшебно, если бы не одна маленькая деталь, в которой, как известно, и любят укрываться разные черти и дьяволы.
Возрастной ценз для должности, на которую я претендовала, был двадцать девять лет. И это было прекрасно, потому что среди обычных требований к соискателям на серьезные позиции с высокими окладами в те годы были идущие в связке обязательный опыт руководящей работы и чтобы не старше 25-ти лет от роду. О гендерных предпочтениях не упоминалось, но они, конечно же, подразумевались. Здорово, правда?
Короче, при прохождении собеседования и при оформлении на работу я совершила подлог – хладнокровно обманула людей, которые доверились мне, скостив себе десять лет.
Документы в те смешные времена никто не спрашивал, потому что глупые дети туманного Альбиона не понимали, что делать с нашими трудовыми книжками и прочими «корочками».
Скоро мой обман открылся. Пришлось “внести уточнения”, сославшись на “miscommunication”, плохой слух принимающей стороны и прочие досадные мелочи.
Но было уже поздно: выяснилось, что даже среди женщин, старше двадцати девяти лет, встречаются отдельные особи, способные разрабатывать успешные стратегии продвижения брендов на российском рынке.
Поэтому меня не уволили и даже не пожурили. Потому что они же были глупые, в том смысле что англичане. А скоро я, вообще, стала начальником. У меня появился служебный автомобиль с теми самыми желтыми номерами и водитель Сашка в придачу.
Немножко о деньгах, которые нехорошо считать в чужих карманах. И не надо, я вам сама все расскажу.
На те деньги, что я зарабатывала в те далекие уже поры, мне удалось сделать много хорошего. Ну например, отдавать с каждой зарплаты в гос. бюджет 30% подоходного налога, поскольку это было еще до того, как ввели 13%.
Хочется верить, что эти тысячи и тысячи долларов пошли, конечно же, на строительство детских садиков и обустройство больниц.
А еще мне удалось кое-что сделать для своей семьи, не избалованной материальным благоденствием. Самое лучшее и умное из этого – я купила своим родителям, которые всю жизнь ездили на реликтовом экземпляре «копейки», новую машину и навела порядок на их шести сотках. Господи, спасибо тебе: я успела это сделать, прежде чем они ушли.
А если кто-нибудь попробует напомнить мне, что обманывать нехорошо, я знаю адрес, по которому он отправится. Это будет совсем не эротическое, а скорее проктологическое путешествие. Путь будет долгим, но оно того стоит.
Прошли годы, и мы узнали, что на нашей земле обетованной тоже случаются экономические кризисы. Ушли в прошлое автомобили с желтыми номерами, остался без работы мой водитель Сашка. Прощались мы со слезами и обещаниями не терять друг друга. Началась новая жизнь, нужно было опять трудоустраиваться.
У меня за спиной был опыт работы, приличная репутация, и захотелось мне, как той бабке с корытом, еще немножко продвинуться по служебной лестнице. Стать, если не владычицей морскою, то хотя бы каким-нибудь региональным директором или там, прости господи, «вице».
Корпоративные горки оказались крутыми, и укатали они в том числе и меня. Поэтому во второй раз я уже не рискнула бы сбавлять себе десять лет. Ну, в крайнем случае, девять.
Но это было совершенно невозможно: резюме на русском и английском языках, паспорт, трудовая книжка, анкеты – все по-взрослому. А мне и не страшно! Я была «спокойна и упряма» и была готова «от жизни получать радости скупые телеграммы». Но телеграммы приходили на другие адреса, а мне сказали, что я не подхожу по возрасту.
В первый раз я только сардонически усмехнулась, запахнула воображаемое манто и пошла в другое рекрутинговое агентство, которое годами обрывало мне телефон с заманчивыми предложениями, а потом – в третье.
Но оказалось, что мой поезд ушел. Я еще долго боролась за права престарелых, доказывая, что мои пятьдесят лет – это прекрасно, в том числе и для моих потенциальных работодателей.
Ну что сказать… В конце концов я нашла работу и даже опять стала начальником. Но я не люблю то время и не люблю себя в том времени. Вокруг меня были молодые амбициозные мужчины, а я была немолодая и совсем даже не мужчина, а сами понимаете кто, даже страшно произнести.
В рабочее время я огрызалась, а по ночам тихо плакала, вытирая слезы (на самом деле, конечно, нос), как моя “Маленькая Платонова”, краем пододеяльника.
И опять прошли годы. Они же только и умеют или идти или бежать. Не задерживаясь.
Сейчас я люблю свой возраст, и мне нравится, как я выгляжу. По-моему я где-то уже написала что-то про дурочку и розовый цвет. Да, все так и есть. Это я вам как бывший директор по маркетингу британской корпорации и вице-президент американской компании говорю.