Главная » Byordmen-polyoty-vo-sne-nayavu
17.02.2015

Бёрдмэн. Полёты во сне и наяву

Критиком становится тот, кто не способен созидать, также как неспособный воевать становится доносчиком (цитата из фильма Birdman)

А теперь о шедеврах… Оскар не часто радует подобными картинами. Все больше о рабстве нынче снимают или тешат зрителя банальщиной, которая в зубах навязла, и получают премии Киноакадемии. И вдруг…
Давно, очень давно не выходил на экраны фильм, достойный звания шедевра! И вот свершилось. По правде говоря, довольно редко удаётся посмотреть фильм, приковывающий внимание от первого кадра до титров, скользящих по экрану вниз. И именно титры, наконец, сообщают тебе о том, что картина закончилась и что можно уходить. Но ты продолжаешь сидеть и, по какой то непонятной причине, ждать продолжения. Вот он – Человек-Птица, вылетел в окошко и всё… Дальше – титры. Но, кажется, что продолжаешь лететь вместе с ним по бесконечному небосводу мироздания! И из кресла в кинозале вылезать ну, никак не хочется. Творцы поймут. А любители обыденных мелодрам не оценят. Да и черт с ними, честное слово!
Фильм “Бёрдмэн”, режиссёра Алехандро Гонсалеса Иньярриту открывал 71-й Венецианский кинофестиваль, заграбастал два «Золотых глобуса», а теперь еще имеет весомые шансы стать одним из главных героев грядущей Оскаровской церемонии. Это кино – о театре, о сложном взаимоотношении шоу-бизнеса и искусства, о творческом поиске. Воображение поражает количество событий, человеческих переживаний, переплетений судеб и пролитых слез, выплескивающихся с экрана в крайне ограниченном пространстве и времени в небольшом бродвейском театре. Воистину замечательное камерное кино об искусстве. Сам Иньярриту несколько лет назад, начиная работу над фильмом говорил, что хочет снять кино о театре одним кадром. И это у него получилось.
В отличие от большинства предыдущих фильмов Иньярриту («21 грамм», «Вавилон», «Сука-любовь»), эта картина более камерная, направленная внутрь, глубокая. Здесь на первом месте не история, а человек с его страхами, комплексами, надеждами, отчаянием, вызовами себе и окружающей действительности.
А если перейти непосредственно к сюжету, то главный герой Ригган Томпсон, лет двадцать назад блиставший в роли Бердмена — супергероя популярного кинокомикса, занят постановкой театральной пьесы на Бродвее. Впрочем, «занят» — слабое слово. Для Риггана — это последняя попытка обрести, найти себя, доказать миру, что он больше, чем престарелый Бердмен. Собственно, на кон поставлена вся жизнь.
Но театр — сложная штука. Есть партнеры по сцене, в том числе партнеры-звезды, вреда от которых порой больше, чем пользы, есть театральные критики, которые совсем не хотят пускать в эту высокую сферу каких-то голливудских выскочек, есть назойливый внутренний голос-Бердмен, настойчиво призывающий вернуться в любимый зрителями образ, есть некстати беременная актриса-любовница, есть сложные отношения со взрослой дочерью… Одним словом, проблем куча.
И казалось бы, зачем все это надо?! Можно вложить всего себя, всю свою жизнь в постановку пьесы и проиграть все, а можно лишь пробежаться по улице в одних трусах и получить 350 тысяч просмотров в Ютюбе за час… Кому, что нравится…
А в театре бардак и ужас…. Коридоры и мрачные гримерки, освещение тусклое, и так и ходят туда-сюда неприкаянные служители Мельпомены, стараясь доказать миру что-то. Доказать зрителям, что трусы на Ютюбе – это пошло, и что есть высшее искусство, которое вот-вот приворожит. Навсегда, насовсем. И мрачные коридоры и барабанная дробь отобьет в такт лебединой песне что-то вроде гимна…
Гимна не получается. И только за спиной и главного героя постоянно возникает наглый баритонистый внутренний голос нашего героя – человека с крыльями ( BirdMan, читай Batman), который зудит в ухо что-то эгоистическое, и о любви к искусству совершенно не думает. Он о деньгах, гад, думает, и о примитивной славе. Он пенензы подситывает и машет крыльями, и все зовет, и зовет куда-то ввысь. Паразит такой, этот внутренний голос! Но человек же не умеет летать! Чому ж я не сокол? Чому ж не летаю???

Hесомненно, хотелось бы отметить актёрскую роль, которая в фильме только слышна. Актёра, исполняющего её, можно только представить себе. Это роль барабанщика, постоянно отмеряющего нервный пульс и ритм жизни главного героя. Звуки джазового барабана на протяжении фильма звучат то угрожающе громко и быстро, то меняют ритм на более спокойный и плавный, несомненно, отражая взрывной, абсолютно неустойчивый и постоянно меняющийся “рваный” внутренний мир Риггана. И верный ритм никак не получается! Это не какофония! Это бит, чудовищный и страшный, и такой неверный, и такой притягательный. Звук барабанов манит и так хочется все устаканить и привести в норму – подчинить нормальному ритму. И не получается…. До самого финала!
Работа оператора картины Эммануэля Любецки не подлежит критике. Тут все ясно и сразу. Поистине филигранная работа большого мастера камеры и света. Не зря Любецки в прошлом году получил Оскара за «Гравитацию». Мастер-класс! Оператор виртуозно свёл количество монтажных склеек на два часа экранного действия к абсолютному минимуму. Монтажа не видно, не слышно, он только угадывается. И эти коридоры театра! Эта какофония узкого пространства, в котором царит творец. Любецки создал визуальное чудо, когда каждое движение камеры имеет значение, а необходимое настроение моментально нагнетается без слов. Это надо видеть, словами практически невозможно описать ошеломляющий эффект от подобных приёмов съёмки.
Немного о жанре фильма. Вообще-то, критики фильм позиционируют как комедию. Он действительно смешной, но юмор здесь на грани всего: фола, слез и истерики. Короче, ничего такого смешного там нет. Грешно смеяться, господа, над муками творчества. Так что, с критиками, которые, вероятно, не знали, куда бы засунуть эту картину, к какому жанру приписать, мы не согласны. Критикам надо бы взлетать над суетой почаще. Тогда не придется ярлыки на все подряд навешивать.
Резюме.
Все мы знаем Майкла Китона. Знаем, в первую очередь, по ролям Бэтмена. Так вот, оказалось, что мы его совсем не знаем. Такого Майкла Китона никогда не было и, наверное, уже не будет. Это невероятный спектр чувств и эмоций, это потрясающая искренность, это заслуживающая уважения смелость — далеко не каждый актер отважится явить себя зрителем, прямо скажем, в жалком виде. А в данном случае, когда параллели — Бэтмен-Бердмен — очевидны, тем более.
Браво, Китон! Идите за Оскаром.
И Нортон пусть с вами идет. Очень интересный персонаж, великолепно воплощенный актерски.
А если попытать резюмировать вышесказанное, то, на мой взгляд, Иньярриту создал что-то близкое к шедевру. Трагикомедия, драма, исповедь, издевка над Голливудом и миром шоу-бизнеса, любовь к театру и ироничное к нему же отношение, и все это очень пронзительно, гармонично, искренне и, не побоюсь этого слова, высокохудожественно.
Браво!
10 баллов.
Несомненно, лучшая картина, наверное, десятилетия… Удачи!!!

Арнольд Бесталанный