Главная » Amerikosy-tupye
9.02.2014

Америкосы – тупые?

Ой, тупые! Аж, страшно, какие тупые. Это, если верить Задорнову… А если нет?

Не надо ждать милостей от американцев. Милости сами придут, только попроси. Будешь еще извиняться за то, что много попросил. Не поможет! Все равно, осыплют. Милостями, которые редко приживаются в обществе здравомыслящих советских людей – единомышленников-единоненавистников.

Приехали в Америку? Будьте готовы к тому, что будут дарить. Не смотрите в зубы дареному коню!  Конь породистый, с индейскими корнями, скакун такой. И зубы у него в порядке. Как клацнет! Пол-руки оторвет, да и скальп еще снимет.

Принимайте подарки не потому, что положено, а просто потому, что это они от чистого сердца!

Учитесь делать подарки сами! От всей души! От самого естества! Искренне! Не завистливо, с намеком на плохое прошлое, будущее и настоящее, а просто потому, что дарить хорошие подарки приятно, черт побери!

Не делайте из подарков культа! Не дарите новому соседу виллу в Монте-Карло! Он не поймет и запарится, решит, что его подкупает русский мафиозо и настучит! Не потому что плохой, а потому что закон – есть закон. Они не стукачи. Отнюдь. Они просто чтут закон, чего и желают всем окружающим. Ограничьтесь подарком в виде печенюшек на красивом блюде для начала! Не шокируйте своего нового соседа своими новыми русскими выходками.  Он не оценит вашу презентацию в виде новенького Бэнтли у гаража на одну машину в не очень дорогом пригороде Чикаго. Он не поймет. Ему станет страшно. Он решит, что вы – вор! И, скорее всего, он будет прав. Ему же не придет в голову, что русский, купивший Бентли, полгода кормил семью макаронами из Costco, купленными оптом со скидкой. И семья с радостью лопала эти макароны, потому что тоже хотела Бентли у гаража. Заметьете, не в гараже, а снаружи, чтоб видно было всем соседям! То бишь, относилась с пониманием… и ела макароны.

Не надо шокировать. Просто подойдите на улице к первому встречному и скажите, что вам плохо, У вас проблемы. Первый встречный незамедлительно и искренне спросит: «А что случилось?»

И тут оставьте все свои дела, возьмите собеседника за руку, усадите его на скамейку в метро и начните рассказывать… Помните «Форест Гамп»? Ну, как-то так и начните рассказывать, причем, неважно кому! Слушатели найдутся, А еще найдутся те, кто реально поможет, не задумываясь ни секунды. Вас забросают телефонами, спросят Ваш номер и будут звонить, и спрашивать, как Вы там. А если не будете отвечать на звонки – приедут, с кучей подарков, усядутся рядом с Вами, лежащим на продавленном диване и со страдальческим видом глядящим в потолок, и будут сидеть, держа Вас за руку, и будут делать вам чай и утирать слезы и сопли.

Только не забудьте всем своим случайным слушателям оставлять телефон или е-мейл… или фейсбук эккаунт! Вас найдут! Вам помогут!

Будьте готовы к тому, что первое, что Вам скажут, выслушав чудовищную историю русского эмигранта, будет: – А вы к психотерапевту давно не ходили? Я знаю одного очень достойного, могу Вас порекомендовать». Это не потому что, вас считают психом. Хотя, конечно, в глубине души, так и думают. Но помогут даже психу. А американская наивность позволяет им искренне сказать, услышав о ваших проблемах, посоветовать обратиться к специалистам.

Не смущайтесь! Это не со зла! Это не потому что они думают, что вы дебил. Не-а! Они хотят помочь! И искренне сопереживают…

Я это все говорю не в общем, а точно зная, на собственной шкуре, что именно так и есть. Мне было плохо в Америке. Соотечественники не помогали. Они только шушукались за спиной и радовались тому, что мне, наконец-то, стало плохо. А не фиг ходить с довольной мордой! – думали соотечественники – так называемые, друзья, и не делали ничего…. В общем, был трудный период в жизни. Я сидела на станции метро и плакала. Ко мне подходили люди, обычные чикагцы, гладили по спине, спрашивали, что случилось. Сначала я сидела по советской привычке, сжав зубы и отговаривалась, что мол, все ОК, аллергия, мол, глаза слезятся. А они не верили. Меня обступила толпа. И я растаяла… Я рассказывала незнакомым людям со своим русским акцентом все, что случилось! В деталях, в подробностях, шмыгая носом и регулярно всхлипывая. Толпа стояла. Поезда приходили и уходили один за другим… один за другим. На них никто не спешил. Они пропускали электрички, чтобы побыть со мной. Пришел бомж местный, мимо которого я ходила на работу каждый день в течение 6 лет, погремел какими-то банками в своих грязных кульках, выудил оттуда бутылку виски (спер, наверное, где-то) и маленькие пластиковые стаканчики, раздал слушателям посуду, плеснул вискаря, сказав, чтоб не волновались: посуда чистая, только что из аптеки стащил. Потом подошел ко мне и сказал: You’r gorgeous and smart! You’r awesome! Cheers to you! You will be happy, trust me! We’ll help! I see you every f..g day! I asked you for money. Sorry! Anything I can help you with?

Толпа заорала Cheeeeers!!! Все хлопнули по рюмочке. Когда мы расходились, поезда уже не ходили. Меня отвезли на такси домой. Когда я пришла – в сумке было более 100 визитных карточек.

Все эти люди мне звонили потом, приходили в гости. Я нашла там на холодной станции метро адвоката, который стал моим другом и который помогает мне, не беря ни копейки, психолога, женщину, с которой мы теперь лучшие подруги. Она вообще после той встречи у меня дома дневала и ночевала. Просто, чтобы не оставлять одну. Сидела рядышком, гладила меня по голове, слушала меня, давал профессиональные советы… Никогда за все эти годы она не сказала, что ее время стоит 200 долларов в час. Я обрела там – на той станции друзей! Просто друзей, которым от меня ничего не надо, только чтоб я была здорова и счастлива!

Бомжа этого я до сих пор встречаю. Лучшие друзья! Buddies! Правда, теперь, я таскаю ему с работы чего-нибудь вкусненькое… А то неудобно, честное слово.

Для сравнения. Когда мы только приехали в США и жили в Нью-Йорке, я нечаянно заблудилась в подвале огромного дома, куда мы поселились. Стирать пошла, а машины стиральные, для тех, кто не в курсе, обычно в подвале дома, и ими пользуются все жильцы дома. Короче говоря, иду себе с тазом с бельем, вижу дверь, открываю, захожу. Оказываюсь в колодце на улице. Позади – дверь, из которой я пришла, перед носом – другая дверь, которая не открывается. Вокруг меня – колодец метр на метр, Земля – в иллюминаторе, то бишь, над головой – метрах в трех. Дома – маленький ребенок. Один… Стою и канючу: Somebody! Help me!

Свет перекрывает чья-то башка, наклоняется над колодцем и интересуется на чистом русском языке:

– Ты че орешь?

 – Я вот тут заблудилась! Как выйти-то? Помогите, откройте дверь с той стороны! – обрадованная присутствием русского человека, выпаливаю я.

– Ха! Что мне, делать нечего? Вот дураков-то понаехало…

Голова пропала…

Чего я вдруг разразилась таким вот опусом? Да вот недавняя история на той же станции метро вдохновила. Электрички отменили. Толпа народу стоит на лютом морозе в минус 25 и не знает, чего делать. Радио молчит. Никто ничего не понимает. Стоим, мерзнем. Вдруг репродуктор оживает и сиплым голосом сообщает, что поезд сломался и нам еще тут ждать 45 минут. Все сгрудились под легкий летний навес и приготовились ждать с грустными лицами. Вдруг женщина выуживает из кулька огромную коробку с шоколадными конфетами и со словами: «А! Все равно я теперь опоздала на день рождения! Угощайтесь!», начинает всех ожидающих поезда угощать конфетами. Она прошлась по всей платформе, никого не пропустила, всем дала по конфетке.

Так мы и стояли, человек 200, на 25 градусном морозе, жевали вкусные шоколадные конфеты и смеялись. И было тепло…

Очень!

Светлана Гимельман