Главная » Advokat-evgenij-mel-tser-denezhny-e-mahinatsii-v-medicare
23.02.2013

Адвокат Евгений Мельцер – денежные махинации в “Medicare”

Сегодня в рубрике Житие Наше “Фэйсбуржских Ведомостей” – широко известный не только русской общине Чикаго, но и далеко за её пределами, адвокат Евгений Мельцер, ведущий партнёр адвокатской конторы “BIRG & MELTSER”. 

Мы решили обратиться к Евгению с вопросами на довольно нашумевшую и актуальную в последнее время в Америке тему: тему денежных махинаций и афер в области государственной медицинской страховой компании “Medicare”. Серия публикаций в ведущих газетах страны о суде над нашими бывшими “соотечественниками” в Нью-Йорке, замешанными в хищении у государства “шестизначных” сумм, привлекает огромное внимание русскоязычной читающей публики во многих странах мира. Мы решили обратиться за разъяснениеми к эксперту, и вот мы в гостях у Евгения Мельцера в его офисе в Deerfield.
– У людей, которые читают прессу и в курсе последних событий, создается впечатление, что с 2007 года подобного рода разбирательства носят массовый характер, судя по количеству арестованных людей. Не напоминает ли это Вам сталинское дело врачей?
– Нет. Дело врачей было абсолютно сфабрикованным делом, которое не соответствовало даже законодальстеву РСФСР на то время. Из людей просто напросто выбивали информацию, признания и притягивали дело за уши. Здесь мы видим совершенно обратное. Тут реальное нарушение законодательства. Люди воруют и воруют нагло и помногу. Тут нет политической подоплеки, тут нет государственных интересов. Обычное воровство. Это дело ничем не отличается от того, как если бы человек пришел в магазин, взял какую-то вещь и, не заплатив, ушел. Есть закон, есть процедура, которая раньше держалась на честном слове, на некоем уровне доверия врачам. Однако, интересно, что очень много арестованных по этому делу – не врачи. Это менеджеры медицинских офисов, которые врачей нанимали. Используя имена врачей, эти люди пользовались ими, чтобы просто украсть деньги. Иногда доходило до анекдотических вещей. Типа ампутации 12 ног и массажа мертвого пациента. Делалось все в наглую. 
– По последним данным было арсетовано много людей, но если Вы посмотрите на количество признавших свою вину и цифры, которые с этим ассоциируются, то Вы увидите, что множество из них вину не признают. Почему?
– Люди признают вину не для того, чтобы облегчить свою совесть, а чтобы смягчить себе наказание. И обычно те, кто признают вину, уверены, что оправдательного приговора не получат, а значит готовы на все, чтобы уменьшить срок наказания. Если вернуться к делу сталинских врачей, то аналогия очевидна: там прекращали бить и мучить, а здесь мы просто уменьшим срок. Также не надо забывать, что в США есть закон, дающий возможность людям, знаюшим что их работодатель занимается чем-то нечистым, получить в качестве вознаграждения за сообщение властям о криминальной деятельности своего начальства часть денег, которые должны пойти государству. Согласен ли я с этим законом? Да, как юрист. По-человечески, я – не сторонник этого закона, т.к. считаю, что большинство проблем можно решать без походов в прокуратуру. Но государство не в состоянии выступать как полицейский. Поэтому нам говорят: если вы видите, что происходит что-то нелегальное, сообщите… Мы вас не заставляем стучать и доносить на всех подряд, но если Вы это сделаете, мы вас вознаградим.
– А как насчет этической сторны дела? Ведь доносчик не вызывает уважения в обществе. 
– Шестерок нигде не уважают. Но возникает вопрос: я шестерка и стукач, или я помогаю государству? Вопрос скорее денежный, а не этический. Человек, который пришел и попросил денег – стандартная шестерка, не отличающаяся от сталинских доносчиков. Если б пришел в полицию, руководимый высокими моральными принципами и не ждал бы вознаграждения – тут уже совсем другой коленкор. Но много таких высоко моральных людей вы видели? Так что у меня, как у человека, с этим законом этическая проблема. Но закон есть. Если закон не устраивает общество, всегда есть способы изменить закон абсюлютно легально. А пока закон есть, то с ним приходится считаться. Он сушествует и работает на федеральном уровне, и касается мультимиллионных денежных контрактов. 
Интересно, что делали чиновники в MediCare, пропуская и подписывая эти огромные счета? Когда ты видишь цифры, переваливающие за 100 миллионов из одного, небольшого медицинского офиса, украденных одним врачом, значит система не работает. Лампочка тревоги должна была загореться в голове у чиновника, подписывающего такие счета.
– Первый вопрос был с точки зрения истории России. Теперь второй, уже с точки зрения истории США. Помните времена маккартизма? Охоту на ведьм не напоминает?
– Нет. Это не охота на ведьм! В этом случае никто не навешивает ярлыков предателей и пособников коммунизму обвиняемым. Просто даннные люди попались со своими явно криминальными махинациями на глаза государству. И государство обязано принимать меры. А для принятия мер нужен бюджет: разбирательством должны заниматься профессионалы, чей труд на благо государства должен оплачиваться. Опять возврашаемся к выделению на расследование бюджетных средств. Не все так просто. Государство не всемогуще и не имеет возможности и юридических прав брать по соему усмотрению деньги из казны . Как ребенок не может взять себе сам из маминого кошелька денежку на ланч, так и и государству нужно разрешение, ну, хотя бы, сената. 
– Адвокат всегда защищает человека, преступившего закон. Чем в данном случае адвокаты могут помочь подсудимым, учитывая ажиотаж общественности и прессы вокруг этого дела?
– Адвокат обязан защищать! Это не зависит от моральной оценки происходящего. В зависимости от того, что знает адвокат, меняется стратегия защиты. Никогда не забуду свой первый день в Law school. Профессор сказал: если к вам пришел черт и попросил защиты, вы обязаны взять его, как клента, если конечно его оппонент вас еще не нанял. 
– Даже понимая, что это черт?
– Закон и адвокатская этика! Любой человек имеет право на защиту. Адвокат может сделать многое – это по второй части вопроса. Если у вас есть возможность , любая, проверить достоверность информации…. Есть многие веши, которые адвокат рассмотрит: факты, информацию, документы, достоверность полученных сведений, и многое-многое другое. Если аудио-пленка, например, получена, незаконным путем, то она не может быть использована в суде. Адвокат, обладающий такой информацией, может просить о смягчении приговора. Но полученная информация ( в данном примере – аудио-пленка) не будет заслушана в суде в силу ее сомнительного просихождения.Есть концепция- Fruit on the Poisonous tree – если дерево ядовитое, то и плоды на нем отравленные изначально. 
– 5 человек не признали себя виновными. Как им поможет суд присяжных? Есть ли шансы на оправдание?
-Это сложно комментировать на основании информации из газет. Но обычно люди, идущие на суд присяжных, считают, что у них есть шанс на оправдание. Чаще всего человек не идет на такое слушание дела, чтобы просто смягчить себе приговор, заранее зная, что его признают виновным. Любые договоренности с прокуратурой заканчиваются в день начала судебного процесса с присяжными. С другой стороры, если человек считает, что может, учитывая имеющиеся в его распоряжении документы, и даже эмоциональное состояние судьи и суда присяжных, вызвать к себе жалость или доказать невиновность – то надо идти на суд присяжных. Если светит 20-30 лет тюрьмы, то цепляешься за любую возможность сократить срок.
– Мне доводилось быть в составе суда присяжных. Влияет ли решение 12 человек на срок?
– В основном, не влияет. Признают или виновным или невиновным. А решение о самом наказании принимает судья. Но судья обязан принять во внимание решение суда присяжных – если из пяти пунктов обвинения суд присяжных снял три, то судья должен в момент вынесения приговора этим руководствоваться. 
– Если бы к Вам обратился кто то из этой группы, взялись ли бы Вы за это дело? Если – да то почему, если нет- то тоже по каким причинам?
– Да. Взялся бы! Как я уже сказал, если я компетентен в каком-то вопросе, а наша фирма занимается подобного рода делами “healthcare” уже давно и с успехом, то я просто не имею права отказаться и буду защищать интересы клиента. С удовольствием ознакомился бы с этим делом, чисто профессионально!
– Это наши соотечественники. Не возникло бы этической проблемы, что вот, мол, русские русских защищают, рука руку моет?
– Ни в коем случае. Мы граждане Америки. И любой человек, совершивший проступок в США, имеет право на профессиональную и лучшую зашиту! Конституция не делит людей на русских и не русских, легальных и нелегальных… Адвокат обязан сражаться за своего клеинта!
– Вопрос немножко не по теме, с первого взгляда, однако… Считаете ли Вы, что нам нужна реформа правосудия? Например, содержание заключенных в тюрьмах обходится казне около $160,000. Частные фирмы наживаются на этом… 
– Это не система правосудия. Это система органов, следящих за исполнением наказания. И мне кажется, что цифрма явно завышена… Это общестатистическая сумма. А сколько идет тем, кто тюрьму посторил, нанял охранников, кормит заключенных, лечит их, закупает продовольствие? Заключенные работают, и у них забирают деньги за их содержание. Так что это не реформа правосудия, а исполнения наказаний.. Это все непросто… Надо сидеть и считать…
– Барак Обама, снова избранный президент. Второй срок… Сделал ли Обама что-то хорошее для системы правосудия за прошедшие 4 года? 
– Я не вижу никаких кардинальных изменений в системе правосудия, к которым Обама приложил бы руку. Глобально система работает и не требует особенных изменений. Кстати, люди, находясь за пределами США, ориентируются на законы США и чувствуют себя некомфротно, когда понимают, что эти законы в данной стране работают не так, как в США. Так что законодательство здесь работает как часы.
– Считате ли Вы, что предложенное Obama Care, уменьшит мошенничество и воровство в этой области?
– Я противник Obama Care! Я считаю, что любые социалистические сдвиги в капиталистическом государстве никогда ни к чему хорошему не приведут. И не приводили, как показывает история. До Law school я закончил экономический факультет университета, поэтому понимаю и знаком с социалистической и капиталистической экономическими системами. Я противник социализма в экономике. Это бутербдрод, намазанный с двух сторон, который неизбежно должен зависнуть в воздухе. Новая система создаст дополнительные чиновничьи структуры, и вместо того, чтобы заниматься исправлением ошибок, мы будем толочься на месте и начинать все с чистого листа. Будем продолжать старое и только лишь создадим новые рабочие места за счет раздутого бюрократического аппарата.
– Сроки наказания… ведь система наказания любой страны должна исправить преступника. Считаете ли Вы, что такие долгие сроки, которые им грозят, могут действительно исправить человека и направить на путь истинный?
– Помимо исправить и вернуть – система наказания- это система наказания. Это не только реабилитация – это прежде всего наказание за содеянное. Не будем забывать об этом. Федеральная система наказаний четко соответствует размеру содеянного. Конечно, здорово, если человек выйдет из тюрьмы не просто наказанным, но и полезным обществу. Тем не менее, наказание – есть наказание. То есть, до того, как ты задумал совершить противоправное деяние, посмотри в своде законов и узнай, чем это тебе грозит. И вся эта строгость наказания – чтоб не было повадно в будушем! Деликатный баланс –наказание и реабилитация…
– Читаю эти статьи… и явно видно две группы- те, кто идут на суд присяжных, и те, кто сразу готовы на приговор. Обвиняемые, идущие на суд присяжных, отрицают свою вину.
– Нет. Они не пытаются оспорить вину, они пытаются не дать прокуратуре доказать их вину…
– Ага. Понял. Презумпция невиновности… А те, кто безропотно идут под суд, часто берут вину на себя, закрывая собой тех, кто виноват. Суд это понимает или Фемиде все равно?
– Ну Фемиде не все равно. Но если взял вину на себя – тебя никто не заставлял этого делать. Признал себя виновным, не значит, что спас кого-то. Может быть, там не один человек виновен, и второго тоже постигнет кара. Взял вину на себя – может быть, пообещали финансовое вознгараждение… Уверен, что это существует не только в кино. Если мы говорим о мафии, то это код чести… все делается в соответствии с их законами. Я этого не одобряю, но понимаю, что это сушествует. Сомневаюсь, что в данном случае, кто-то брал что-то лишнее на себя. Наоборот- тыкали пальцем в соседа. А вместе украли огромное количество денег.
– Последний вопрос. И немного об aдвокатской конторe Мельцера, очень хорошо известной в Чикаго.
Наша фирма была основана более 20 лет назад. У нас работает большая группа адвокатов, занимающихся самыми разными делами. Наша практика включает иммиграционное право, гражданские дела, здравоохранение, возмещение ущерба за травмы, полученные в результате аварий или несчастных случаев, представление клиентов в различного рода судебных тяжбах, оформление корпоративных сделок и сделок по недвижимости и многое другое. 

Громадное спасибо за интервью, Евгений. С удовольствием будем ждать новых возможностей Ваших выступлений на страницах “Фэйсбуржских Ведомостей”.

El P, ГЛАВРЕД

 — with Gene Meltser.